NordNews
Avem ce spune

В июле в ЕСПЧ ожидали своего рассмотрения свыше тысячи заявлений против Молдовы

В начале июля этого года в Европейском суде по правам человека ожидали своего рассмотрения 1020 заявлений против Республики Молдова.

По словам председателя Центра юридических ресурсов Молдовы Владислава Грибинчи, 980 из них имели хорошие шансы на успех. Владислав Грибинча отметил, что эта цифра велика, поскольку за 23 года Республика Молдова была признана виновной ЕСПЧ по 618 случаям констатации нарушений прав человека, передает ipn.md

Из этих 980 не все, возможно, закончатся физическим обвинительным приговором, потому что правительство может само признать факт нарушения. Но 980 заявлений с хорошими шансами являются очень большим количеством, особенно в соотношении с населением страны. Для Европейского суда это объём работы на десять лет вперёд”, – отметил Грибинча.

Анализ ЦЮРМ показывает, что в 2019 году Республика Молдова находилась на пятом месте в рейтинге стран, в отношении которых ЕСПЧ вынес наибольшее количество обвинительных решений.

Наличие большого числа обращений в ЕСПЧ с хорошими шансами говорит, в том числе, о большом количестве нарушений. Но не всегда это вызвано исключительно судебной системой, судебным произволом. Количество заявлений может объясняться, к примеру, законодательной системой. Такова ситуация в Венгрии – где был принят закон о системном сокращении всех пенсий. Здесь судебная система не в силах что-либо сделать, фактически речь идёт о законодательной акции. Ну хорошо, гипотетически это возможно, однако в случае Республики Молдова подавляющее большинство обвинительных приговоров связаны с судебной системой”, – пояснил председатель ЦЮРМ.

С 1997 года по 1 июля 2020 года было констатировано 618 нарушений. Из них 200 нарушений (32%) связаны с нарушением права на справедливое судебное разбирательство, на справедливый суд. Запрет на применение пыток был предметом 149 нарушений (24%), право на свободу и безопасность, то есть право быть свободным – 92 нарушений (15%), право на уважение частной жизни – 30 нарушений (5%), право на свободу слова – 19 нарушений (3%).

Сложно назвать ту группу (нарушений, – прим.ред.), которая бы преобладала. Да, у нас имеется большое количество неисполненных судебных решений. Если я не ошибаюсь, их 68. Но эти нарушения – давние. Они были допущены ещё до 2010 года. После 2010 года у нас очень мало приговоров по этой статье, и они тянутся ещё с 90-х годов, когда суды выносили решения, а Министерство финансов их не исполняло. Сейчас этого больше нет”, – уточнил председатель ЦЮРМ.
„Я бы сказал, что 2/3 из более чем 200 нарушений Европейской конвенции о праве на справедливое судебное разбирательство не вызваны неисполнением судебных решений, а связаны с поведением судей. И эти две трети типов нарушений очень разнообразны. В случае 140 нарушений речь идёт о признании недействительными вступивших в законную силу судебных решений. То есть судьи, вплоть до Высшей судебной палаты или Апелляционной палаты, говорят, что „да, дело должно быть решено таким образом”, а некоторое время спустя они меняют своё мнение. Это недопустимо. Если судья вынес решение, и оно стало окончательным, то оно должно быть исполнено, и исправить его можно только в случае очень серьёзных недостатков. Они, судьи, очень легко соглашались изменить своё же собственное решение. Европейский суд признал нас виновными по этой статье в более чем 60 случаях. Это очень много – 10% от всех обвинительных приговоров, что очень много”, – отметил Владислав Грибинча.

По его словам, похоже, что чаще всего судьи рассматривают свою позицию на основании аргументов, которые уже присутствовали в деле, то есть до определённого момента они говорили, что „нет, аргументы следует рассматривать так-то”, в определённый момент они меняют своё собственное решение, исходя из тех же аргументов, которые уже присутствуют в деле.

Это недопустимо. Мы попытались более подробно изучить это явление, но не услышали правдоподобных объяснений. В некоторых случаях речь действительно идёт об экономических интересах. И тогда изменение решения может быть связано с коррупций. Это не точно, но мы этого не исключаем. В других случаях речь шла о серьёзных политических интересах. И тогда мы не исключаем, что на судей могло быть оказано влияние. Но то, что судьи очень легко допустили подобное влияние, полагаю, должно заставить нас серьёзно задуматься”, – отметил председатель ЦЮРМ.

Spune ce crezi

Adresa de email nu va fi publicata